Алкоголь и коренные народы Севера - Вкусные рецепты от ReceptPizza.Ru
25 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Алкоголь и коренные народы Севера

Алкоголь и коренные народы Севера

Наверное, многие слышали о том, что у коренных жителей севера – например, якутов, ненцев или чукчей – легко формируется алкогольная зависимость. Им, мол, достаточно выпить глоток водки или вина, чтобы «слететь с катушек»… Но откуда берется такая реакция на спиртное?

«Ген Чингисхана»

Существует миф о том, что у представителей всех монголоидных рас якобы не активен фермент, расщепляющий ацетальдегид – токсичное вещество, в которое превращается спирт, попадая в человеческий организм. Но это не совсем так. Такая особенность наблюдается примерно у половины жителей Китая, Японии и Кореи. А вот организм якутов и других коренных северян отличается высокой скоростью накопления ацетальдегида. За превращение спирта в ацетальдегид отвечает определенный ген. И соответствующая вариация этого гена (ее окрестили «геном Чингисхана»), снижающая устойчивость к алкоголю и повышающая его токсическое воздействие на организм, встречается больше всего у японцев и китайцев, у каждого третьего якута, араба или израильтянина, и у одного из десяти россиян.

Собственно, гены влияют вовсе не на склонность к алкоголизму, а на то, как человек будет себя чувствовать после приема алкоголя. В 70-80-х годах прошлого столетия ученые выяснили, что у некоторых представителей монголоидных рас печеночные ферменты перерабатывают спирт в ацетальдегид в 30-100 раз быстрее, чем в организме европейцев, а расщепляется этот токсин очень медленно.

Не знавшие вкуса алкоголя…

Почему же так происходит? Обратимся к истории. В Греции, Италии, Закавказье и других южных регионах культура виноделия развивалась тысячелетиями. Поскольку жители этих мест не только производили спиртные напитки, но и сами их употребляли, то со временем в их организме выработался соответствующий ген устойчивости к алкоголю. В дальнейшем эта особенность стала передаваться по наследству. Наверняка вы замечали, что южане способны выпить довольно много алкоголя и при этом не выглядеть сильно опьяневшими. Мало среди них и хронических алкоголиков.

Что же касается России, то виноделие у нас никогда не было так развито. В Древнюю Русь спиртное чаще всего привозили из далеких краев, или сами варили «бражку». Пили по праздникам или «по случаю»… Эта традиция сохранилась и по сей день. Но, поскольку «ген устойчивости» в организме россиян не такой «мощный», как у представителей южных стран и республик, то шансы спиться у русского человека, по словам специалистов, составляют примерно 50 на 50.

А вот северные народы – это совершенно отдельная история. Дело в том, что до знакомства с русскими они просто не пробовали спиртных напитков. Выращивать виноградники в северных краях проблематично, а получать алкоголь другими способами они как-то не додумались. Поэтому заветная вариация гена у якутов, эвенков и прочих коренных северян встречается редко.

Что же произойдет, если северянин без «гена устойчивости» попробует алкоголь? Конечно, кто-то, испытав потом на себе все прелести похмелья, больше не захочет притрагиваться к спиртному. Но кто-то, испытав эйфорию от опьянения, начнет требовать еще и еще, и не сможет остановиться.

Русские покорители севера, узнав об этой физиологической особенности аборигенов, принялись этим активно пользоваться. Бутылка водки в Сибири превратилась в твердую валюту. Местные охотно обменивали на спиртное меха и полезные ископаемые, они были готовы на все, чтобы заполучить вожделенную «веселящую воду»… Кстати, то же самое происходило и с индейцами во время колонизации Америки – а согласно некоторым этнографическим гипотезам, у них и русских северян общие предки…

Проблема на государственном уровне

За пару веков покорения Севера нужная вариация гена у многих аборигенов, увы, так и не успела сформироваться. Та же Якутия сейчас находится на первом месте в России по числу хронических алкоголиков. И вылечить таких людей практически невозможно. Это превратилось в проблему государственного масштаба и поставило всю нацию под угрозу вымирания. В 2013 году администрация республики Саха даже была вынуждена ввести существенные ограничения на продажу спиртного. Планируется, что в дальнейшем алкогольные напитки можно будет приобрести только в специализированных местах. Ведется активная профилактика пьянства и алкоголизма чуть ли не с раннего детства.

Но при этом нельзя утверждать, что абсолютно все якуты и представители родственных им народов предрасположены к алкоголизму, так как все-таки не каждый из них обладает роковым «геном Чингисхана».

Ученые назвали причиной массового алкоголизма у коренных северных народов «мусорную еду»

Ученые из Сибирского отделения Института цитологии и генетики РАН три недели обследовали жителей поселка Гыда в Тазовском районе Ямало-Ненецкого автономного округа и сделали вывод о наличии взаимосвязи между питанием, устойчивостью к онкологическим заболеваниям и склонностью к алкоголизму у представителей коренных народов Севера.

«Они едят много мяса, много жира, у них белково-липидный тип питания. Так и надо питаться, у них уже гены к этому приспособлены, менять ни в коем случае нельзя. Кровь чуть-чуть более жидкая. Это для того, чтобы не было сгустков, тромбов, которые приводят к инфарктам», — рассказала ГТРК «Ямал» заведующая лабораторией популяционной этногенетики Новосибирского института цитологии и генетики Людмила Осипова.

Как уточняют «Новосибирские новости», выявленные особенности способствуют быстрому заживлению ран у северян, лучшей реакции на антибиотики, а также устойчивости к онкологическим заболеваниям. В то же время генетически сложившееся отсутствие углеводов в арктическом меню приводит к быстрому возникновению алкогольной зависимости.

Генетики побывали в ямальском поселке уже в четвертый раз и вновь подтвердили важность сохранения традиционного рациона питания. Так, в ноябре один из главных идейных вдохновителей арктического рациона, доктор медицинских наук Андрей Лобанов говорил: «Мы провели недавно исследования, где сравнивали здоровье жителей поселка Ныда Надымского района, Гыда Тазовского района и Новый Порт Ямальского района. И мы увидели интересную закономерность: те люди, которые потребляли продукты местного производства, в первую очередь те, что производились на ферме в поселке Ныда (местные молочные, мясные продукты), они имели достоверно лучшие показатели здоровья по многим направлениям: на уровне клетки, ткани, работы органов. Даже имея те же самые нагрузки — и курение, и производственные вредности».

Отметим, тема патологического влечения к спиртному народов тюрко-монгольской и финно-угорской групп волнует ученых не первое столетие. Предрасположенность к алкоголизму пытались объяснить не только особенностями рациона, но и генетически обусловленной спецификой метаболизма и ферментов. Кроме того, специалисты настаивали, что у бурят, тувинцев, алтайцев, чукчей и ненцев одной из главных причин неконтролируемых возлияний является «субмиссивная мотивация» — невозможность отказаться от выпивки, «когда наливают».

Издание «Сиб.ФМ», пытаясь осмыслить обоснованность обвинений в спаивании сибиряков в период колонизации русскими Сибири и Севера, проанализировало данные исследования «Алкоголь в эпосе сибирских народов» доктора медицинских наук Марины Чухровой и филолога Алины Дмитриенко. Как оказалось, алкогольные напитки разной крепости присутствовали в традиционном быту практически любого коренного этноса Сибири. Например, у алтайцев и бурят были «чегень» и «хорзо» — по-особому заквашенное коровье молоко и многократно перегнанная водка. Еще в начале XVIII века у татар, калмыков, монголов и тунгусов была известна водка «арака».

При этом этнографы обращали внимание на восприятие молочной водки как символической, сакральной ценности. Употребление «араки» было связано с важными моментами в жизни человека и социума — рождением детей, свадьбами, похоронами, приемом гостей. В то же время бытовое пьянство было весьма редким явлением.

Уровень алкоголизации коренных народов Севера наводит на мысли о вымирании

В начале 2000-х годов Московская Хельсинкская группа в специальном докладе обращала внимание на массовую алкоголизацию народов Севера. «Из-за многовековой изоляции народы Севера не имеют генетической защиты от многих инфекционных заболеваний, которые протекают у них значительно тяжелее, чем обычно. Наиболее серьезную угрозу представляет распространение среди них туберкулеза. Кроме того, у большинства местных коренных жителей Севера генетически нет защиты от отравления алкоголем, и алкоголизм может возникнуть после нескольких приемов спиртного. По данным Сибирского отделения Академии медицинских наук, смертность от спиртосодержащих напитков у них в 15-20 раз превышает аналогичную смертность уроженцев средних и южных территорий. Как заявил член Совета Федерации от Эвенкийского АО Н. Анисимов, результат бесконтрольной продажи алкоголя сравним с эпидемией — тысячи людей уходят из-за нее из жизни. Если не принять срочных мер, то уже через 15-20 лет число коренных жителей Севера может сократиться в три раза», — предупреждали правозащитники.

Читать еще:  Менделеев пил водку

К 2014 году эксперты пришли к мнению, что коренное население Севера может вымереть от алкоголизма и «мусорной еды» значительно раньше, чем потеряет свою культурную идентичность. Как сообщала газета «Совершенно секретно», на данный момент на Ямале зарегистрировано более семи тысяч хронических алкоголиков. Для региона с численностью немногим более полумиллиона человек это значительная доля, на 20% превышающая средние показатели по России. А неофициальных алкоголиков может быть в разы больше.

На «Водочной карте России», составленной компанией «Финмаркет», в число самых пьющих регионов вошли не только Ямал, но и Таймыр, Якутия, Ненецкий автономный округ и Магаданская область. Поселок Тазовский занял четвертое место в стране по годовым тратам одного жителя на водку, а Нарьян-Мар вошел в пятерку по объемам продаж алкоголя в расчете на душу населения.

«Проблема усугубляется тем, что предрасположенность к алкоголизму у коренных северных народов намного выше, чем у жителей низких широт. Врачи-наркологи даже ввели в обиход такой термин, как «северный ген». У жителей тундры иначе устроен обмен веществ, их организм не вырабатывает достаточного количества ферментов, необходимых для расщепления этилового спирта. Поэтому что русскому хорошо — то ненцу смерть. Коренному населению тундры, генетически не приспособленному к потреблению алкоголя, он наносит значительно больший вред, чем жителю средней полосы, чьи предки на протяжении десятков поколений вырабатывали устойчивость к спиртному. По словам наркологов, период от первой рюмки до хронической стадии алкоголизма у коренных северян в среднем короче, чем у пришлого населения, они чаще страдают от алкогольных психозов, их организм быстрее изнашивается. Иными словами, водка для коренного населения тундры — это почти то же самое, что тяжелые наркотики для жителей европейской России», — отмечалось в статье.

Российским северянам грозит судьба американских индейцев

Помимо генетической предрасположенности и особенностей рациона в алкоголизации коренных народов обвиняли и разрушение традиционного образа жизни. Так, у тех северян, которые не переехали в поселки, а продолжают жить на кочевых стоянках и разводить оленей, просто нет ни времени, ни возможности пить водку.

Научный сотрудник Центра изучения Арктики Сергей Андронов полагает, что влияние цивилизации грозит северянам не только алкоголизмом, но и проявлением так называемого синдрома навахо. «Система питания коренных народов Севера всегда была построена на употреблении местной рыбы, оленины, ягоды, — говорит Андронов. — Эти продукты дают большой запас энергии, который расходуется постепенно, и хватает его надолго. Углеводы перерабатываются быстрее, но их энергетическая ценность ниже. В результате человек просто начинает есть больше. Но в «Дошираке» и конфетах нет тех микроэлементов, витаминов, жирных кислот, которые необходимы организму для нормальной жизнедеятельности. И организм начинает работать на износ. Доля урбанизированных продуктов в рационе северян растет с каждым годом. Этому способствует отток населения из тундры в поселки. Оленеводческие и рыбопромысловые хозяйства уже не могут обеспечить оседлое население достаточным количеством местных продуктов. В результате люди просто вынуждены переходить на «мусорную еду».

Нечто подобное происходило в индейских резервациях Соединенных штатов. Индейцы разучились вести традиционное хозяйство, и государство обеспечило им безбедное существование и возможность купить еду в ближайшем супермаркете. Это привело к тому, что, например, среди индейцев навахо около 70% страдают тяжелыми формами ожирения.

Отметим, среди генетиков все же нет единого мнения по поводу предрасположенности коренных народов Севера к алкоголю. «Нет данных, что якуты спиваются легче, чем какие-либо другие народы. Мы изучали генетические особенности российского населения. Почему-то модно сейчас говорить, что русские или другие народы России пьют, потому что у них какие-то специальные гены. Никаких специальных генов мы не нашли, наоборот, есть гены, правда, у небольшой части населения, которые защищают от злоупотребления алкоголем. У носителей этих вариантов генов больше отравление алкоголем, поэтому они меньше пьют. У русских частота таких вариантов генов от 5 до 8% населения, может быть, в каких-то районах и 10%, а в Якутии побольше — до четверти населения якутов от избытка употребления алкоголя защищена. По генам с российским населением все в порядке, ничем не отличается от населения других европейских стран, поэтому причины пития следует искать в социальной сфере», — утверждала в интервью «Дождю» заместитель директора Института общей генетики РАН Светлана Боринская.

По ее словам, миф о том, что тюрко-монгольские и финно-угорские народы спиваются, потому что не расщепляют алкоголь, возник 30 лет назад, когда были обнаружены гены, которые на самом деле защищают от алкоголизма.

Алкоголь и коренные народы Севера.

«…представители разных культур относятся к спиртным напиткам по-разному. В европейских обществах пристрастие к алкоголю часто скрывается. Индейцы и эскимосы американского Севера, напротив, склонны завышать количество выпитого, стремясь поддерживать устойчивый стереотип «аборигена под хмельком» [1]. Подобная этнокультурная специфика может существенно искажать реальную картину и в обществах коренных северян Российской Федерации.

Но как бы несовершенна ни была статистика, несомненно, что потребление алкоголя северными аборигенами России очень высоко. Экспертные оценки относительно ситуации в различных регионах (Чукотке, Якутии, Бурятии, Мурманской и Сахалинской областях) весьма близки. В качестве примера приведем данные по одному только Чукотскому автономному округу. Интересующие нас материалы Института терапии СО РАМН получены в период, когда еще можно было ориентироваться на потребление алкоголя из государственных ресурсов. Так вот, в 1991 г. у чукчей и азиатских эскимосов средняя разовая доза приема алкогольных напитков составила 177,6 г у мужчин и 74,3 г у женщин [2]. С учетом частоты употребления спиртного подсчитали, что в среднем за год на одного аборигена Чукотки приходится приблизительно 6 л алкоголя (в пересчете на чистый спирт). При этом в целом по округу через торговую сеть продали по 4,5 л чистого спирта на душу на селения. Значит, на одного условного аборигена приходилось как минимум на четверть больше выпитого спирта, чем на среднестатистического жителя округа. На самом деле разница еще значительнее: по мере роста условной «доли аборигена» объем алкоголя, приходящегося на остальных жителей Чукотки, уменьшается.

Упомянутое исследование проводилось в период антиалкогольной кампании 1985—1991 гг., поэтому указанные объемы потребляемых спиртных напитков не так уж высоки. Действительно, в период свободной доступности спиртного, в 1980 г., среднестатистический житель Чукотки за год выпил существенно больше, т.е. 15 л чистого спирта, в полтора раза превысив этот показатель по РСФСР — 10,5 л [8].

Приведенные цифры относятся к временам давним, но за прошедшие годы ситуация изменилась, к сожалению, не в лучшую сторону. Соотношения в потреблении алкоголя между представителями разных географических (Россия/Север) и этнических групп (приезжие/аборигены) остались без изменений, а вот общее количество выпиваемых спиртных напитков (в пересчете на чистый спирт) существенно возросло [4]. С 1980 по 1999 г. среднедушевое потребление спиртного в Российской Федерации увеличилось с 10,5 до 14,5 л.

Ориентируясь на эти показатели, можно ожидать, что алкоголизация населения северных регионов, в особенности аборигенных общин, достигла ужасающих масштабов. Огромную проблему представляет пьянство женщин-северянок, среди которых доля пьющих практически так же велика, как и среди мужчин [5]. В результате дети и подростки воспринимают алкогольное поведение членов семьи как обычное, злоупотребление спиртным становится естественной составляющей образа жизни. Так, судя по результатам опроса, проведенного сотрудниками Кольского медицинского колледжа, половина учащихся саамов и коми-ижемцев не видит в бытовом пьянстве ничего плохого. При чем каждый пятый из них употребляет алкоголь хотя бы раз в неделю, а то и чаще. Последствия такого отношения к спиртному поистине катастрофические.

Алкогольный урон коренного населения высоких широт значительно превышает потери даже живущих рядом представителей других этнических групп. Согласно нашим оценкам, злоупотребление спиртным стало причиной 29,3% всех смертей хантов и манси Березовского р-на Ханты Мансийского АО, и 15,3% русских жителей тех же поселков [6]. Травмы, самоубийства и болезни сердца, последовавшие в результате пьянства, вызвали в полтора раза больше смертей среди чукчей и эскимосов, чем среди некоренных жителей Чукотки — 195.8 и 284.9 смертей на 1000 умерших [7].

Читать еще:  Варенье из винограда Изабелла без косточек

Как уже упоминалось, женщины-северянки почти не отстают от мужчин в пристрастии к спиртному. Это отражается и в специфике алкогольных потерь. Смертность от алкоголя женщин ханты и манси в пять раз выше, чем у соседок-русских (соответственно 15,2 и 3,5%). Алкогольные потери среди женщин коренного населения Чукотки в 1980—1994 гг. также в среднем в 2,3 раза превышали показатель, вычисленный для всех женщин округа. В 1994 г. алкоголь стал причиной 18,8% смертей всех женщин Чукотского АО и 42,2% смертей коренных северянок [8].

…К сожалению, представление о «традиционности» употребления алкоголя северянами поддерживают, сами того не желая, даже врачи-наркологи. В России распространена так называемая η (эта)-форма алкогольной зависимости, при которой употребление спиртного оправдывается, зачастую очень утрированно, национальными обычаями (кто не слышал сакраментального вопроса: «Ты что от водки отказываешься — не русский, что ли?»). Идеи о традиционности снятия напряжения с помощью алкоголя переносятся наркологами и на коренных северян. Основания для таких выводов, на первый взгляд, есть. У аборигенов опьянение часто сочетается с обманом восприятия, напоминающим погружение в транс. Для наблюдателя, принадлежащего к европейской культуре, это может выглядеть как элемент древних обычаев общения с духами. Проблема, однако, в том, что правомерность распространения η-формы зависимости от алкоголя на коренных северян не только не доказана, но даже толком не изучалась. Так что от упоминания об этнических традициях употребления алкоголя северянами лучше воздержаться.

Медико-биологические аспекты проблемы

Широко распространено мнение, будто коренные северяне генетически предрасположены к развитию алкоголизма. … Действительно, некоторые элементы сложной схемы метаболизма спирта (этанола) в организме человека находятся под генетическим контролем. Наиболее изучены в этом отношении два этапа переработки этанола в печени. На первом, проходящем под действием фермента алкогольдегидрогеназы, спирт превращается в токсичный ацетальдегид. Скорость работы алкогольдегидрогеназы определяет аллель ADH1B*47His. Второй этап — расщепление ацетальдегида.

Если ферменты второй группы работают медленно (это обеспечивает аллель ALDH2*2), в организме в короткое время скапливается большое количество токсинов. Развиваются признаки отравления: головокружение, учащенное сердцебиение, потливость, тошнота и покраснение кожи лица (характерное внешнее проявление, по которому весь комплекс симптомов и получил название флэш-реакции, «вспыхивания»). Главный эффект флэш-реакции — чувство дурноты, заставляющее многих (к сожалению, не всех — человек, он все превозмогает…) прекратить дальнейший прием спиртного.

Несколько утрируя, можно сказать, что сочетание аллелей ADH1B*47His и ALDH2*2 определяет степень «противности» алкоголя для конкретного человека. У представителей различных этнических и расовых групп их часто ты существенно различаются. Комплексная флэш-реакция наиболее характерна для народов Юго-Восточной Азии — японцев, китайцев, корейцев, среди которых до 76% — носители-аллеля ADH1B*47His, и 24—35% — ALDH2*2.

В обществах с распространенной η-формой алкогольной зависимости о таких народах сложилось вполне определенное представление: «люди там ничего, душевные, но в питии слабы». Действительно, объемы потребления спиртного в странах Восточной Азии существенно ниже, чем в Европе, где аллель ALDH2*2 почти не встречается, а частоты ADH1B*47His варьируют от 0 (коми) до 1—10% (финны, шведы, русские), лишь в редких группах достигая 18% (чуваши).

Разумеется, и в популяциях с высоким носительством интересующих нас аллелей часть индивидов устойчива к действию алкоголя. Таким сочетанием редкого для китайцев генотипа с «атипичным флэшингом» отличался, видимо, Мао Цзэдун: его способность выпить гораздо больше, чем обыкновенный человек, производила на окружавших сильное впечатление…

Генетический контроль метаболизма этанола и межэтнических различий частот соответствующих генов стали активно обсуждать более 30 лет назад [10]. Почти сразу решили, что азиатские частоты аллелей характерны и для коренных народов Севера. Предположение, в общем, логичное: чукчи, эскимосы, ненцы относятся к монголоидной расовой группе, как и китайцы. В популярных изданиях такая точка зрения прочно укоренилась, а слова о «генетической детерминированности метаболизма этанола» стали пони мать как синоним «предрасположенности к алкоголизму». Этого было достаточно, чтобы в европейском обществе сложилась очередная легенда о северных аборигенах.

Справедлива ли она? Видимо, нет. Прежде всего, как мы видели, специфическое для южных азиатов соотношение аллелей отнюдь не определяет тяги к алкоголю — скорее наоборот, оно обеспечивает защиту от чрезмерного употребления спиртного. Во-вторых, как показывают исследования, в том числе и наши, у коренных жителей Арктики частоты аллелей ADH1B*47His и ALDH2*2 вовсе не азиатские.

Напротив, они практически не отличаются от характерных для популяций центральной и северной Европы [9]. Аллель ALDH2*2 у северян отсутствует, а концентрация ADH1B*47His у чукчей и эскимосов достигает лишь 2—3%.

Таким образом, если основываться на чисто генетической стороне вопроса, правильнее всего заключить, что коренные северяне не имеют специфической генетической защиты от алкоголя — так же как русские, коми, финны «и прочие разные шведы». Однако определенной спецификой биохимических процессов усвоения алкоголя коренные жители высокоширотных регионов действительно отличаются. Метаболизм этанола у них замедлен, его концентрация дольше остается высокой, превышающей нормальный для европейцев уровень [10].

Стройной концепции, объясняющей этот феномен, до сих пор нет. К распространенным в 1970х годах идеям относительно роли эндогенного этанола, вырабатываемого самим организмом (вернее, обитающими в кишечнике человека бактериями), сегодня многие специалисты относятся с осторожностью. Но на данные, свидетельствующие о возможной связи обмена спиртов с характерным для коренных северян белково-жировым типом питания, обратить внимание следует.

Дело в том, что поступление в кровь пищевых жиров запускает цепочку биохимических реакций, в результате которых в крови понижается содержание гормонов стресса — кортикостероидов. Таким образом, традиционный для северян белково-липидный рацион обладает антистрессовым действием [11], а отказ от него может усилить тягу к алкоголю. Снижение количества жиров в рационе, связанное с переходом к покупной европейской пище, ведет к увеличению концентрации кортикостероидов и соответственно — повышению уровня тревожности, снять которую человек зачастую стремится испытанным алкогольным способом.

К тому же приходящий извне этанол обеспечивает дополнительное поступление энергии (7,1 ккал на каждый грамм спирта), что также способствует снятию напряжения. Эти биологические особенности северян даже при одинаковых частотах аллелей, детерминирующих обмен этанола, могут приводить в группы «проблемно пьющих» и «имеющих алкогольную зависимость» не 9—10% употребляющих спиртное, как это происходит в среднем в России и США, а существенно больше…».

Почему якуты не пьют?

Те, кто живет в северных областях нашей страны, наверняка, знают, что у коренных жителей этих мест (якутов, ненцев, чукчей) полностью отсутствует толерантность к спиртному. Стойкая алкогольная зависимость формируется у них буквально с первых глотков водки или коньяка. Эта особенность давно стала темой для анекдотов и баек.

А в самом деле, почему якутам нельзя алкоголь? С чем это связано: с вековыми традициями или с особенностью здоровья этих народов? На этот счет официальная медицина выдвигает свою версию.

Якутам и другим малым народам Крайнего Севера, действительно, нельзя пить алкоголь, и вот почему. Несмотря на то что все люди на Земле, в общем-то, равны, разница в особенностях строения имеется. Это зависит от многих факторов: климата, наследственности, и даже от культурных традиций. Да-да, бытие определяет не только наше сознание, но и влияет на здоровье!

Так, в некоторых странах на протяжении тысячелетий была развита культура виноделия. Это Греция, Италия, южные регионы России и страны Закавказья. Коренные жители этих территорий не только производили вино, но и сами были не прочь пригубить стаканчик-другой на обед или на ужин. При этом пьянство резко осуждалось. Со временем в организме коренных жителей этих государств выработался особый фермент, который расщепляет этиловый спирт. Эта особенность передается по наследству. Даже в наши дни потомки древних южан-виноделов способны пить вино в течение дня и при этом не пьянеть. А хронических алкоголиков на улицах Еревана, Рима и Афин встретить практически невозможно. Ну разве что среди иностранных туристов…

Читать еще:  Характеристика современного ассортимента и классификация безалкогольных напитков

В Древней Руси виноделие не было возведено в культ. Поэтому спасительный фермент у нас, увы, не такой сильный. Спиртное использовалось в качестве дополнения к праздничному столу. Пили, в основном, веселья ради или от большого горя. Но всегда находились люди, которым хлебом не корми – подавай продолжения банкета! Не перевелись они и в наши дни. Так что, шанс спиться у современного русского человека составляет 50 на 50. Но лучше к этому не стремиться!

У народов Крайнего Севера – древняя и богатая история. В их прошлом было многое: и героические битвы, и самобытная культура, и интересный фольклор. Не было только одного – алкоголя. Ни якуты, ни эвенки, ни чукчи не знали вкуса спиртного до прихода русских на их землю. Может, это было связано с особенностями национальной кухни, может, не было необходимости «расширять сознание» – неизвестно. Но факт остается фактом. В итоге, фермент, расщепляющий этиловый спирт, у них отсутствует. Редкий коренной северянин устоит на ногах, попробовав спиртное. Более того, с этого момента воспоминания о былой эйфории затуманивают его разум. Ради того чтобы испытать ее еще раз, якут готов на все. Этим пользовались и русские покорители Севера. Бутылка водки на сибирских просторах находилась на положении твердой валюты. Алкоголь меняли на ценные меха, полезные ископаемые и прочие богатства Русского Севера. Бесчеловечно это, конечно, но не нам судить. Историю не перепишешь…

Даже на сегодняшний день якутам нельзя пить алкоголь. Более того, если они хотят надолго сохранить себя в добром здравии и трезвой памяти, им делать это категорически противопоказано. И вот почему. В настоящее время Якутия находится на первом месте в стране по количеству хронических алкоголиков. На каждого жителя Республики Саха (включая грудных младенцев) по статистике приходится примерно по литру «огненной воды». С учетом физиологических особенностей якутов, это стало проблемой государственного масштаба. Если северянин страдает алкогольной зависимостью, спасти его практически невозможно. Таким образом, в наши дни эта нация находится под угрозой вымирания.

В связи с этим в прошлом году администрация республики запретила продажу спиртного в общественных местах с 20 до 14 часов. С 1 января 2013 года под опалу попало даже слабоалкогольное пиво. В скором времени купить водку можно будет лишь в специализированных магазинах.

Согласно законопроекту «О трезвости», профилактика пьянства и алкоголизма будет проводиться чуть ли не с детсадовского возраста. Особое внимание будет уделено старшеклассникам, а также жителям районов с высокой безработицей. Как знать, может эта мера поможет спасти малочисленные северные народы от медленного истребления алкоголем и сохранит тот богатый культурный потенциал, который якуты, чукчи и другие жители Крайнего Севера сумели накопить за многие тысячи лет!

anton_afanasev

Добро пожаловать в мой журнал о Магадане, Севере, авиации, путешествиях.

Russian Federation, Far East, Magadan

Алкоголизм и малочисленные народы Севера

Алкоголизм болезнь которая поражает все национальности, но самый сильный удар она наносит по малочисленным народам Севера. На мой взгляд, в Магаданской области это самая главная угроза для коренных жителей региона с момента распада СССР.
Именно алкоголь в настоящее время убивает людей, ломает судьбы, оставляет детей сиротами. Давайте попробуем разобраться в этом вопросе, посмотреть, что нужно и можно сделать уже сейчас для сведения к минимуму этой угрозы.
Фотография сделана на центральной площади поселка Эвенск, Магаданской области, который является центром Северо-Эвенского национального района.

Наука говорит о наличии взаимосвязи между питанием и склонностью к алкоголизму у представителей коренных народов Севера (КМНС). Физиология проявляется в быстром формировании алкогольной зависимости, и как говорит Всемирная организация здравоохранения у КМНС в организме отсутствуют ферменты, расщепляющие алкоголь. В связи с чем, алкоголь оказывает сильное разрушающее воздействие на головной мозг и быстро формирует алкогольную зависимость.

За тысячелетия проживания на крайнем Севере у КМНС сформировался белково-липидный тип питания, это когда едят очень много мяса и очень много жира. Этот тип питания выработал способность к быстрому заживлению ран, лучшей реакции на антибиотики, а также устойчивости к онкологии. Но отсутствие на протяжении веков в рационе питания углеводов по мнению ученых и приводит к быстрому возникновению алкогольной зависимости.

По данным Сибирского отделения Академии медицинских наук, смертность от алкоголя у КМНС превышает аналогичную у уроженцев средней полосы России и южных территорий в 15-20 раз.

Вот примерно так видит проблему наука. С данной точкой зрения трудно не согласится, но на мой взгляд проблема намного глубже и кроме природной предрасположенности на первом месте стоит социально-экономическая составляющая. При СССР все КМНС были обеспечены работой связанной с их вековым укладом жизни, были колхозы и совхозы в которых выращивали и разводили оленей, добывали биоресурсы и морского зверя, собирали всевозможные лекарственные травы, люди занимались охотой, так как государство обеспечивало их необходимыми ресурсами и выкупало полученные трофеи. Люди были заняты, их таланты и способности были востребованы, да и просто тупо времени выпивать не было. И самое интересное, эта отрасль была рентабельна и приносила прибыль.

Но после развала СССР государству и местным властям стало не до КМНС, совхозы и колхозы развалились, стада оленей пустили под нож. Люди остались без работы, предоставленные сами себе. И вот сейчас по прошествии 20 лет, они сидят в поселках получают пособия, пенсии которые пропивают за несколько дней.
Поселок Эвенск, в районе морского причала.

Чтобы отвлечь людей от пьянства в первую очередь им нужно дать работу, занять любимым делом, дать возможность интересно отдыхать. Люди готовы изменить себя и свою жизнь, нужно только им помочь. И ведь это можно сделать уже сейчас, если не получается с работой постройте в маленьких поселках для всех жителей спортивные площадки, игровые зоны. Ведь там реально этого ничего нет, вообще. Что уж говорит про местных жителей, если мы уже на третий день пребывания в поселке Эвенск сами пить начали. Вот реально все развлечение, это пройти по центральной улице до Охотского моря покидать в него камни. Больше ничего мы там не нашли.

Но ситуацию можно исправить даже сейчас. Представьте, мы находимся в рыболовецкой бригаде примерно в 100 км от поселка Эвенск на реке Гижига, куда добраться можно только на вездеходе по причине отсутствия дорог как таковых (кругом тундра и болота). Вечером из темноты приходит мужчина с мальчиком лет 7-8. Мы их приглашаем попить чаю, и когда он начитает рассказывать потихоньку охреневаем. Итак выясняется, что живут они в селе Верхний Парень, что от нашего места примерно также в 100 км, по национальности коряки. Идут пешком в Эвенск, так как папа хочет, чтоб сын провел лето в детском лагере на горячем минеральном источнике Таватум, подлечился там и поправил свое здоровье. Вдвоем пешком почти 200 км, с собой только нож, соль, кружка, ложки, котелок да леска с крючком.

Ну мы конечно сразу спросили, а как же встреча с медведем не страшно? Он ответил, что если медведь начинает проявлять к ним интерес, он разжигает небольшой костер и подкладывает туда сырую траву, дым всегда отпугивает зверя. Мы спросили, а если дым не отпугнет и медведь пойдет в атаку? Ответ нас кстати также убил дословно примерно так «значит пора иди к верхним людям».

А теперь самое главное для чего я вспомнил эту встречу, мы предложили ему выпить пиво или водки на его выбор, так вот он отказался сказав, что сына в лагерь должен отвести и от греха подальше засобиравшись попросил перевести их на лодке на другой берег реки.

Получается можно значит разомкнуть этот круг, ведь люди пьют от безвыходности, а когда у них есть цель в этой жизни, есть работа, место где можно провести свой досуг, то возможно следующее поколение коренных малочисленных народов Севера будет не пьющими и будет занимать активную жизненную позицию по всем аспектам нашей не простой жизни.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector