0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Из интервью с виноделом Румынии

«Надеюсь, мой будущий муж будет не против жизни на винограднике»: история девушки-винодела

Винодел с маленького острова Джильо в Тосканском архипелаге, к двадцати пяти годам она успела: родиться (практически в ресторане), пожить в Риме, Париже и Италии, поработать на кухнях I Golosi и Le Baratin, открыть винный бар в Пьемонте в качестве сомелье и вернуться на родину, на Джильо. Трудиться на винодельне, помогать отцу, Франческо Карфанье, и матери — и заодно переоткрыть семейный ресторан, правда, теперь он открыт только в сезон. Вина, которые делает ее папа на маленькой и очень необычной натуральной винодельне Vigneti Altura, можно выпить в ресторанах Токио, Южной Кореи, США, Франции, Дании и Англии, в том числе в известных Septime и Noma.

— Каково это — быть девушкой-виноделом?

— Конечно, для девушки это не самая простая работа: в ней много физического труда, много одиночества. С другой стороны, в нашем винограднике столько энергии, столько красоты — вы бы видели, он как будто уходит в море. К тому же виноградник — это как ребенок. В мире много прекрасных, сильных, наполненных женщин-виноделов, их вина всегда особенные. Мое любимое La Bandita делает Надя Барако.

— Ты родилась в винной семье, расскажи — каково это? Ну и это ведь само по себе не значит, что ты должна была заняться тем же ремеслом.

— Все началось с моего отца. Он сам из Рима и, вообще-то, по профессии преподаватель математики. Он постоянно приезжал на Джильо и влюбился в остров, в его энергию. Когда отцу было под сорок, он решил бросить все и открыть ресторан на Джильо. Это было в конце восьмидесятых. На Джильо папа встретил маму, она была там в отпуске. Виноградник получился, как водится, тоже по случаю: он купил его у одного из местных. Пятнадцать лет виноградник был заброшен, вообще все виноделие острова, а там когда-то было просто винное царство — оно умерло. Папа был первый, кто взялся за возрождение. Я помню, как мы расчищали эти джунгли; я была совсем маленькой тогда, это было таким приключением.

Рестораном занялся мой старший брат, а я помогала ему летом — работала официанткой с пятнадцати лет. Правда, в какой-то момент с рестораном пришлось покончить. Помните крушение лайнера Costa Concordia? Это было как раз у берегов нашего Джильо. Туристов не было несколько лет. Слава богу, сейчас все гораздо лучше.

Нам вообще очень повезло: первым же нашим клиентом стал ресторан Lorenzo в Форте-дей-Марми, он нам очень помог. На первых же двух выставках-салонах натуральных вин — Vini Veri рядом с Вероной и Vini di vignaioli рядом с Пармой — наши вина попробовали ребята из Noma и сразу захотели видеть их у себя в карте. Там же мы познакомились и с нашим нынешним американским импортером. В общем, все происходило само собой. Наверное, вина сами за себя говорят. Ну и папина харизма.

Я училась сначала на Джильо, потом в Риме. Потом решила изучать философию и политологию во Францию, поехала в Париж туда на год, работала там в итальянском ресторане… Там я познакомилась с ребятами из Le Baratin и La Cave de lʼInsolite и окунулась в мир натурального вина — в Италии тогда мало кто о них знал. Да я почти сразу познакомилась с Жан-Пьером Робино и Анри Миланом (натуральные виноделы; первый — так и вовсе ходячая легенда виноделия. — Прим. ред.) — представляете, как мне повезло? Потом поехала на учебу в Лион, вот там мне не понравилось вообще ничего! Ни учеба, ни город, ни еда… В общем, из Лиона я по-быстрому навострила лыжи в Италию. В Турине знакомые, которые уже тогда покупали наше вино, сказали: слушай, мы тут бар открываем, хочешь заняться? И вот двадцать один, я составляю винную карту, управляю баром… Конечно, под присмотром старших, но сам факт!

Прошлым летом я открыла на Джильо бар: он работает только в сезон, я составила там винную карту, ну и вообще — там все мое. На винограднике я начала работать два года назад. Я и до этого каждый год проводила лето на Джильо. Эти почвы — часть меня самой. В какой-то момент папа спросил меня, буду ли я работать с ним на винограднике. В конце концов, папа уже немолод, ему надо понимать, кому он оставит свое дело. Я сказала: пап, я подумаю. Год думала, решиться было непросто. Остров маленький, работа тяжелая… С другой стороны, на Джильо столько свободы. И, слава богу, со всеми этими винными выставками и дегустациями я много путешествую.

— У нас тут бесконечно все рассуждают, натуральное вино — это тренд, обман трудового народа и сплошной маркетинг или, наоборот, единственно правильный способ получить «то самое вино». А ты что думаешь?

— Мне кажется, натуральное виноделие, да и вообще экологически ответственное сельское хозяйство, — это очень важно. Со всем этим загрязнением окружающей среды мы хотим знать, что мы едим и что пьем. А еще очень важный момент — сохранять местные сорта винограда, автохтоны. Коммерческие хозяйства не сильно интересуются такими вещами обычно — куда больше денег можно заработать, если засадить все под каберне-совиньон и пино-гриджо. Мы делаем наши вина так, как делали за столетия до нас, и из сортов, которые традиционны для острова: «ансонако», «санджовезе», «гренаша», «канайоло-неро», «мальвазии», «алеатико», «эмполи» и еще всяких. Так что уж не знаю, какой тут обман. Хотя, конечно, это тренд, и у тренда есть оборотная сторона: вот, например, у нас в Италии все помешались на биопродуктах, норовят все замаркировать надписями «биовино», «биокартошка». Такие штуки только во вред.

Не винная Молдавия: зачем молдаванину румынский паспорт. Часть 2

15 декабря 2017 2:02 38

В стране бок о бок живут гагаузы, молдаване, русские и цыгане (на фото — настоящий цыганский барон Артур Черарь). Фото: Наталья СИНЯВСКАЯ

Продолжение. Начало читайте здесь.

ГРАЖДАНЕ В КАВЫЧКАХ

В Кишиневе обедаю с местными коллегами. За столом гагауз, молдаванин, болгарин, украинец, русский. Для полного комплекта не хватает только цыгана.

Они не договаривались: такой слоёный пирог типичен для Молдовы . «Молдаван» более 75%. Почему в кавычках? Да потому, что споры считаться молдаванами или румынами, называть свой язык молдавским или румынским, не утихают последние 27 лет. Противоречие даже на уровне двух основополагающих документов: в Декларации независимости государственным языком значится румынский, а в Конституции – молдавский. С 1918 по 1940 годы большая часть территории нынешней Молдавии входила в состав Румынии . И сегодня здесь бок о бок живут те, кто «пережил румынскую оккупацию», и те, кто «пережил советскую оккупацию». Родители председателя Национально-либеральной партии Виталии Павличенко относятся ко вторым. И сама она борется за объединение «двух румынских государств».

— Присоединение к Румынии, члену Евросоюза , — самый короткий путь в Европу », — объясняет Павличенко главное преимущ ес тво. Выглядит красиво: никакого многолетнего пути кандидата в ЕС — сразу в дамках.

Связь с Румынией сегодня тесная. Проживавшим в Молдове до 1940 года и их потомкам Румыния предоставила гражданство. По молдавскому паспорту с 1992 года до вступления Румынии в ЕС в 2007 году действовал безвизовый въезд. С 2014 года безвизовый въезд вернулся уже для всей Шенгенской зоны. Но открывшиеся возможности используют отнюдь не для воссоединения с румынскими родственниками.

Старообрядцы села Кунича ностальгируют по Советской власти. Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

— Сын как получил румынский паспорт, так сразу в Италию поехал. Зачем молодежи Румыния – есть более перспективные страны, — поделился усатый (похожий на Илью Олейникова из передачи “Городок”) дядя Жора. По отзывам молдаван, вести дела с братьями румынами весьма непросто.

— Они хитрые. Обязательно кинут. Даже нас удается кинуть, — объяснили молдавские цыгане.

По оценкам Павличенко сторонников присоединения к Румынии (унионистов) в Молдове до 40%. Виктор Чобану оценивает скромнее – около 25%. Но однозначно, что раньше их было меньше: ряды унионистов пополняют уставшие от вялотекущей евроинтеграции. Присоединение кажется невероятным, а разговоры о нем — чистым популизмом. Но история уже имеет пример: в 1918 году новоизбранный парламент Молдавской Демократической Республики сначала пригласил румынские войска, а потом проголосовал за объединение с Румынией. 2018 год не только столетняя годовщина исторического события, но и новые выборы в парламент. И насколько символичным окажется совпадение, никто не знает.

Писательский труд Семен Придорожный перемежает вязкой веников. Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

РЕДИСКА ПО-МОЛДАВСКИ

Если центр Молдовы за западный выбор, то юг и север – традиционно “красные”, за Россию , за социалистов. В Кишиневе и в целом по стране давно нет ни улиц Ленина , ни памятников ему. На старых советских постаментах стоит господарь XV века Штефан чел Маре . В такой же позе с вытянутой рукой, как и Ленин, но вместо кепки в руке — крест. Улица Штефана чел Маре в большинстве населенных пунктов — бывшая Ленина. А вот на юге в Гагаузии, переименований не видно, и Ленин живее всех живых: даже свежие цветы у его памятников.

В 2014 году на консультативном референдуме 98% жителей Гагаузии проголосовали за вступление Молдовы в Таможенный Союз. В администрации Гагаузии висит календарь с Путиным , пожимающим руку башкану (главе) автономии.

— Нас Россия приютила, мы за Россию, — неожиданно замечает дед-гагауз, набирающий святую воду на роднике в Комрате . Видимо, он вспомнил бегство гагаузов с Балкан в уже российскую Бессарабию в 1812 году. И Россия гагаузов не забывает: основная часть молдавских компаний, получивших в виде исключения разрешение на поставки сельхоз продукции в Россию, отсюда.

Читать еще:  Капуста провансаль быстрого приготовления рецепт с виноградом

Но ещё раньше гагаузов в Бессарабию переселились русские. У деревянного храма в селе Кунича на севере страны встречаю классических русских бородачей в перепоясанных рубахах. Старообрядцы. Утверждают, что живут тут со времен никоновского раскола XVII века.

— Сорок процентов жителей у нас – Донцовы , — рассказывает похожий на Илью Муромца председатель общины Виталий Герасименко . – Выходцы с Дона, Кубани – казачьих лагерей.

Летом здесь занимаются садами, а зимой вяжут веники. Казалось бы, кому в век синтетических щёток нужны домашние метелки из прутиков сорго? Ну, разве что в деревенской глуши. Оказывается, товар экспортный – продается в Германию . Старообрядцы пережили здесь все оккупации и режимы: и большевиков, и фашистов.

— Любая власть даётся от бога, — объяснили свою философию. – А мы всегда и при всех работал.

У местного писателя-старообрядца Семена Придорожного в красном углу, как положено иконы и бутыли со святой водой. На полках портреты Пушкина и Есенина . И тут же бюст Ленина. «Уважаю», — поясняет не бривший бороду и соблюдавший религиозный уклад даже в советское время Придорожный.

Городок Атаки на самом севере. Летом 2014 года я был здесь во время выступлений фермеров. Тогда Россия в ответ на подписание Молдовой соглашения с ЕС закрыло ввоз сельхозпродукции: у фермеров пропал урожай фруктов. Мне рассказывают, как осенью 2014 года закапывали тонны яблок. Переориентироваться на Европу здешним садоводам не удалось ни тогда, ни сейчас. Но сегодня поставки Россию, во многом, по серым схемам, возобновлены. Национальность на политические предпочтения не влияет: в Атаках перемешаны молдаване, русские, украинцы, цыгане.

— Мы здесь все голосуем за Додона, за социалистов, за таможенный союз, — заявили мне фермеры, кровно заинтересованные за восстановление прежней свободной торговли c РФ . Однако, повторить это на камеру никто не рискнул: мало ли что…

Официально молдавское вино в Россию не поставляется. Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

ДОБРОЕ УТРО, ПОСЛЕДНИЙ БАРОН!

В Лапландии живет Санта-Клаус. Пообщаться с ним ежегодно приезжают более полумиллиона туристов. В молдавских Сороках живет не менее интересный персонаж — цыганский барон всея Молдова. Вот прямо так написано на его визитке. Отнюдь, не ряженый, а самый настоящий.

— Последний на постсоветском пространстве, а может и в Европе сохранивший традиции барон, — замечает мой местный коллега. Живет барон на “цыганской горке”: квартал на холме, где уже много десятилетий селятся только цыгане. Огромные трех-четырехэтажные дворцы с башенками, колоннами, арками, лепниной, барельефами прижимаются друг к другу. Принцип здешнего строительства: выше, богаче, чем у соседа. Высший шик: собственное лицо на барельефе фасада. Но почти все эти “ версали ” недостроены, а завершенные — всё равно нежилые: в Молдове дорогой газ – на отопление дворцов нет денег. Вот и ютятся хозяева в пристройках. Впрочем, постоянно здесь живут, в основном, пенсионеры.

— Не вовремя вы приехали, — объяснили мне в местном “информационном центре” у уличного карточного стола. – Все цыгане уехали, кто в Россию, кто в Болгарию . Работают как все – занимаются торговлей.

Цыганская горка включена в туристические маршруты по Молдавии. Не знаю, насколько открыт барон для обычных туристов, но журналистам в аудиенции не отказывает. Правда, не безвозмездно: меня, например, он просил внести посильный вклад в “фонд возрождения цыган” — попросту позолотить ручку.

Дом барона — один из самых высоких. Сразу за кованными воротами во дворе два вросших в газон советских «членовоза». Так вот откуда взялся сюжет фильма «Заяц над бездной», где молодой цыган угнал » ЗИЛ » у прибывшего в Молдавию Брежнева и подарил цыганскому барону. Одна из этих машин во дворе действительно возила генсека, но Андропова .

Барон Артур Михайлович Черарь человек весьма колоритный: живые оливковые глаза, огромная белая борода. Цыганское общество сословное — положение во многом определяется знатностью семьи. И титул барона — наследственный. Впрочем, как рассказывал мне Артур Михайлович, после смерти отца он провел демократические преобразования — ему присвоение титула утверждали голосованием на общем сходе. Сорокские цыгане традиционно кузнецы, как Будулай. В советское время здесь были ремесленные артели-кооперативы, в частности, по пошиву. В 1980-х на взлете кооперативного движения тут зарабатывали большие деньги – тогда и начали возводить те самые дворцы. А сейчас работы в Молдавии нет и для цыган.

За время запрета продажи в России молдавское вино здорово похорошело. Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

ВЗЛЕТ «БЕЛОГО АИСТА»

— Политика, экономика… Ты тему вина раскрой!, — напутствовали меня перед командировкой. Раскрывать я отправился в самые большие в мире винные подвалы (200 км, внесены в Книгу рекордов Гиннеса) старейшего предприятия «MILEŞTII MICI». В 1990 году здесь хранилось 65 млн л вина, сегодня – 17 млн л. Какие-то закладки новые, какие-то еще 40-летней давности. И почти всё это продаётся прямо тут же в фирменном магазине по складским ценам. Старые запасы распродаются туристам, по российским понятиям, буквально за копейки: бутылки Codru 1987 года или последнего советского Aligote 1991 года – по 50 лей (170 руб.). Примерно столько стоят и качественные вина новых закладок.

Глядя на всё это, недоумеваешь, почему же в России молдавские вина получили репутацию борматухи. Запрещая их ввоз, тогдашний глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко заявил, что вином Молдавии можно красить заборы.

Народ голосовал не за социалистов, а против западников. Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

— Это не мы, а вы сами виноваты, — объяснил мне бывший директор одного винзавода. – Вот приезжает оптовик из Москвы и просит бутылку по $0,7. А у меня только себестоимость $1. Ну и объясняю, что по желаемой цене могу дать лишь “третью фракцию”, которая из выжимок, но сомневаюсь, что её кто-то сможет пить. А он говорит, что на качество плевать, мол, в России всё выпьют – главное, цена. И мы подстроились под покупательную способность вашего рынка – делали максимально дешевое пойло.

При этом, внутри Молдовы продавалось достаточно и качественного вина – просто в Россию оно массово не завозилось. После закрытия 10 лет назад российского рынка, молдавским виноделам пришлось переориентироваться на Европу: не просто возвращать на массовый уровень былое качество, но и догонять ушедшие вперед мировые стандарты.

— Спасибо Онищенко, качество молдавского вина заметно выросло, — слышал я от знакомых в Кишинёве . Винный рынок России давно изменился: сюда можно привозить что-то дорогое и хорошее. Но, несмотря на снятие запрета, вернуться на него новым молдавским винам уже нереально – они оказались дороже, например, чилийских, которые и заняли их нишу.

Как рассказал мне вице-премьер, министр экономики Октавиан Калмык, официально, за исключением небольших партий, молдавское вино в Россию не поставляется (полное интервью читайте. ). Около 15% молдавских виноматериалов идет наливом в Белоруссию : оттуда уже “белорусское вино” отправляется в страны Таможенного союза. Многие продаваемые в России абхазские вина из виноматериалов Гагаузии. Основные же поставки бутилированного вина идут в ЕС – около 40%.

После дегустации в винных подвалах туристов провожают с музыкой. Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

“Спасибо Онищенко”, выросло качество не только вина. Ещё три года назад в Молдове считалось, что свои коньяки не ахти — угощали продукцией приднестровского завода КВИНТ. Сейчас же поднялось качество старых коньячных марок, начали появляться новые бренды. Объяснение простое: оставшаяся невостребованной уже 10 лет “третья фракция ” пошла на производство дистиллятов – коньячных закладок, которые сегодня дошли до товарной выдержки. Забавно, но теперь все в Молдове в один голос утверждают, что коньяки КВИНТ испортились: мол, закладки своих спиртов в Приднестровье закончились – вместо десятилетних разливают французские трехлетние спирты. Мои коллеги в Тирасполе на это только пожали плечами: изменений не заметили.

— Это недобросовестная конкуренция, — уверил меня президент непризнанной Приднестровской Молдавской республики (ПМР) Вадим Красносельский. — Реальная выдержка спиртов не ниже указанной на этикетке. Написано “50 лет” — значит ни годом меньше. Во многих странах СНГ в лихие 1990-е весь коньячный спирт был продан оптом в бочках. И там предприятия потеряли свои сырьевые базы. А мы свою базу сохранили. И делали новые закладки. КВИНТ отвечает полностью за содержимое, а я как президент могу это подтвердить.

Как живет Молдова и непризнанное Приднестровье? Алексей БОЯРСКИЙ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Не винная Молдавия: как республика превратилась в мафиозное государство

Мафия и олигархи, цыгане и старообрядцы, «русские» и «румыны». Как живут Молдова и непризнанное Приднестровье, выяснил наш корреспондент Алексей Боярский , не без труда проникший в Молдавию. А заодно взял интервью у двух президентов.

Писатель за коньяком

Мой запрос об интервью с нынешним теневым хозяином Молдовы Владимиром Плахотнюком , переданный по неофициальным каналам, услышали. И визит в страну в некотором роде был согласован. Однако организовавшие контакт молдавские коллеги настоятельно рекомендовали при въезде скрыть, что я журналист. «Наверху не против твоего визита, но у нас такой бардак: какой-нибудь вахтер на границе проявит бдительность, и вынесут, как Асламову (месяц назад нашего спецкора Дарью Асламову грубо не пустили в Молдавию. — Ред.). Разберутся, когда уже успеют депортировать». Поэтому в аэропорту Кишинева на вопрос пограничницы о цели поездки я ответил: «Туризм». Назвал отель, где забронировал номер. На этом ей бы поставить штампик в паспорт и вызвать следующего. Так происходило во всех странах, где я бывал, от Турции до Аргентины (подробности).

Грузинский марани во Франции: где виноградная лоза — там Грузия

Идея с самого же начала была смелой и авантюрной, в хорошем смысле этого слова: привезти и выращивать во Франции грузинскую лозу. Франция, как и Грузия, страна вина, и французы – народ не менее гордый, нежели грузины, тем более, когда дело касается лозы и вина. Одним словом, грузинский винодел Илья Кахоидзе, которому оказал большую помощь корсиканский винодел и бизнесмен Жерар Жерман, на половине гектара земли заложил во Франции виноградник из двух грузинских сортов – «муджуретули» и «кахури мцване». Грузинская лоза на чужой земле прижилась, и даже состоялся первый грузинский ртвели. Отныне первым приглашенным гостем в Музее вина, что городе Бордо, является Грузия, и грузинский квеври обрел постоянное место у входа французского музея.

С Ильей Кахоидзе мы связались во Франции.

— Как родилась эта довольно смелая идея?

Читать еще:  Как называется китайская водка со змеей внутри

— Она появилась сразу же, как только мы начали общаться с виноделом и бизнесменом, впоследствии моим партнером и хорошим другом Жераром Жерманом. Без него это желание никогда бы не воплотилось в дело.

— Любовь к лозе и виноделию, наверное, у вас идет от семейной традиции?

— Моя жизнь и до Франции, и во Франции была связана с регби. Что касается любви к виноделию, она, наверное, генетически присутствует у всех грузин, так что и я не стал исключением. Сколько себя помню, в период ртвели всегда помогал моим деду и отцу. Потом это занятие настолько меня увлекло, что я выбрал его в качестве профессии и в вуз поступил на специальность виноделие. В 1998 году окончил факультет виноградарства и виноделия Грузинского аграрного университета. Хотя в Грузии на профессиональном уровне виноделием я не занимался и очень об этом сожалел. Виной тому был еще и тот трудный период, который переживала Грузия…

— Как вы познакомились с корсиканцем Жераром Жерманом?

— С господином Жерманом я познакомился в 2014 году. Смело могу сказать, что вряд ли найдется еще иностранец, который бы так хорошо знал нашу страну и настолько ее любил, как Жерар.

— Как на французской земле сумела прижиться наша лоза?

— Прижиться-то она прижилась хорошо, но сейчас главное – какой результат мы получим в виде вина.

— Насколько популярны грузинский марани и грузинское вино среди французов?

— Все, кто видит марани, остается в восторге и понимает, что наш бизнес серьезный. В марани они убеждаются, что Грузия – колыбель вина. И грузинское вино постепенно, шаг за шагом, становится популярным. Работы очень много, и пусть не через год или два, но я уверен, что грузинское вино займет достойное, почетное место рядом с лучшими винами мира. Глубоко убежден, что наше вино этого заслуживает.

— Французам, наверное, в первую очередь, нравится вино, настоянное в квеври — поскольку это непосредственно грузинская технология и наша древнейшая традиция. Что ваши французские коллеги знают о Грузии как родине вина?

— Наша узнаваемость растет, хотя работать предстоит еще немало. Но уже сейчас французы проявляют большой интерес к уникальному методу производства нашего вина, им нравится его вкус. Мы много рассказываем нашим гостям и о традициях грузинского застолья. Они не скрывают восхищения…

— Ваша семья уже адаптировалась к французской среде?

— Да! Моя жена грузинка с французскими корнями – Марианна Врублевская. У нас трое детей – Анна-Мария, Александр и Андриа. Сейчас ждем четвертого.

Мне нравится то, чем я здесь занимаюсь. Главное – удается популяризировать культуру нашей страны, традиционной частью которой и являются виноградарство и виноделие. Я так понимаю: там, где грузинская лоза – там маленькая Грузия…

Из интервью с виноделом Румынии

Привет моим любимым читателям! Извините, что давно не писала. Совсем не было времени. Ведь почти весь июнь мы были с мужем и его семьей в России. Были в Москве, Питере, Якутске на ысыахе и нашей якутской свадьбе. Но об этом позже. Сегодня я хочу вам рассказать о винодельне Gramma в 30 минутах от города, в котором я живу. Называется город Яссы, в Румынии.

Что примечательного в этой винодельне? Ведь в Румынии их полно. Примечательны хозяева винодельни, которые до 50 лет не имели никакого отношения к винопроизводству. А еще примечательно, что они не испугались инвестировать в рискованное для них дело 2 млн евро. Но обо всем по порядку.

Как я уже писала ранее, в Румынии почти у каждой семьи есть свой поставщик вина. Обычно, это друг семьи или родственник, который выращивает виноград и к осени производит несколько тонн вина для личного использования. Продают они это вино родственникам и друзьям за символические 150 руб за литр. Отдают в пластиковой бутылке от колы. Но многих свадьбах вино также от родственников в графинах и льется рекой.

Я не встречала румына, который бы не пил вино и не разбирался в винах хотя бы немного. Когда я переехала в Румынию (год назад) пить вина я не умела совсем. Не различала сорта и делила все вина на красное, белое, розовое и игристое.

За год накопился некоторый опыт в дегустации вин))) И поэтому я хочу вам рассказать об одном из лучших вин, что я пробовала и об истории успеха этой винодельни.

У моего мужа есть друг Габи, который живет в Германии и коллекционирует вина, которые ему понравились. По важным случаям он достает бутылку вина и говорит: «Вот оно! Вино, которое соотвествует случаю!» Мы гостили у него в Германии в мае и сейчас он приехал домой в отпуск со своей девушкой немкой.

По этому поводу муж организовал дегустацию вин дома Olteanu. Заодно мы взяли всех сотрудников компании мужа.

Раньше я слышала от одного знакомого про вина марки Gramma, что они очень хороши, но ни разу не видела их в супермаркетах и не было возможности купить. Когда муж сказал, что мы поедем в дом Olteanu на дегустацию, я даже не знала, что это и есть знаменитые вина Gramma.

Приехав туда я была впечатлена! Весь пейзаж состоит только солнца холмов и винограда. Такая красота!

На самом высоком холме стоит небольшой с виду домик. Внутри которого и происходит весь процесс обработки винограда.

Но это все не важно. Больше всего мне понравились сами хозяева. Начали заниматься виноделием они в 2008 году, что относительно совсем недавно. В 2007 году отец семьи получил в наследство 40 гектаров земли в 30 минутах от города Яссы. До этого всю жизнь они прожили в Бухаресте. Отец был пастором в церкви, а жена учителем. У них двое взрослых детей. Муж и жена приехали оформлять бумаги, а затем продать земли. Посмотрев на участки настроение было немного омрачено тем, что местность была холмистая, почти не пригодная для застройки домов и не было ни электричества, ни воды, ни газа. То есть почти никакой возможности хорошо продать земли. На холмах рос дикий виноград. Никто не заботился о нем. Думали они, что же делать с участком. И муж сказал: «Там растет виноград. Может начнем производить вино?» На что жена ответила, что какой это бред, 40 гектаров винограда она сажать не сможет. Но муж уже видел себя лучшим виноделом.

Он попросил детей написать проект для Евросоюза на финансовую поддержку проекта. Однозначно наличие во владении 40 гектаров земли было огромным плюсом для них. Не надо приобретать участки. И Евросоюз выделил им 500 000 евро. Радости не было предела. Они решили, что это знак свыше. Денег, конечно, не хватило. Пришлось взять 1 млн евро в кредит в банке и еще на 500 000 евро они продали участки и квартиру в Бухаресте. Приобрели лучшие технологии для производства вина в Германии. И начали бизнес. 2009 год был сложный для всех виноделов Восточной Европы. Солнца было мало, а дождей много. Большинство винограда не поспело. Они собрали лучший виноград из всего, что было и сделали только одну цистерну вина Алиготе. И с этим вином подали заявки на все конкурсы вин по миру. И взяли 3 золотые медали. Одну в Японии. Одну в Италии и последную в Австралии. Посыпались заказы. Хоть это и был самый кризисный год по урожаю, для их бизнеса это был самый нужный год. Сейчас они производят одно из 6 лучших Алиготе в мире. Всего они производят 4 вида белых вин. Но Алиготе их личная гордость.

Румынские актеры, писатели, политики здесь закупаются большими партиями. Ведь их не продают в супермаркетах. Бутылка стоит от 12 евро. История их бизнеса мне очень понравилась, так как она говорит, что во-первых, начинать никогда не поздно и еще то, что успех предсказуем, если бизнес приносит удовольствие и приложено достаточное количество усилий.

Вот такая история) У нас жара +40. Невыносимо жарко. Спортом заниматься на стадионе невозможно! Но летом у мужа отпуска нет, да я и недавно открыла здесь свою фирму. Все лето будем трудиться) А у вас какие планы покорения мира этим летом?)

Дискуссии о виноделии на молдо-российском экономическом форуме

В рамках молдо-российского экономического форума, проходившего в Кишиневе 20-22 сентября, одна из дискуссионных секций была посвящена виноделию. В качестве спикеров с российской стороны были уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, председатель правления «Черноморского форума виноделия» Виталий Меркушев и президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович. Заседание вела заместитель директора Национального бюро винограда и вина Ирина Быстрицки.

После представления отечественной отрасли в целом, одного из регионов с защищенным географическим указанием – Valul-lui-Traian и одного из ведущих предприятий страны и в то же время самого посещаемого туристического объекта в Молдове – комбината Cricova речь пошла о возможностях молдавских вин более широко продаваться в России и о потенциальных российских инвестициях в наше виноделие.

Читать еще:  Видео рецепта домашней анисовой водки
Что влияет на продажи в РФ?

По словам президента Союза виноделов и виноградарей России Леонида Поповича, состояние российского виноградарства и виноделия отражается на возможностях прихода российских инвестиций в молдавское виноделие и на продажах молдавской продукции в РФ. Если в 2018 г. в РФ ожидается собрать 560 тыс. т винограда в хозяйствах всех категорий, то в 2019-2020 гг. планируется выйти на уровень 600 тыс. т, т.к. в последние годы много сажают виноградников. В настоящее время площадь виноградных плантаций составляет 90 тыс. га. Государство стимулирует развитие виноградарства. Однако потребности местного производства вина еще долгое время не будут покрыты собственным сырьем. Поэтому импортные вина занимают 40% российского рынка. В 2017 г. в РФ было выпито 81,9 млн дал вин собственного производства и 33,8 млн дал импортных. По потреблению вина Россия занимает пятое-шестое место в мире, и ежегодно оно увеличивается в среднем на 2%.

Но в этом импортном вине очень мало молдавского – всего лишь 2%, – говорит Леонид Попович. – Конечно, нужно делать все, чтобы бутылированное вино поступало в РФ, но, с моей точки зрения, гораздо перспективнее для наращивания экспорта две другие позиции – это виноматериалы (их порядка 9% в общем объеме импорта в РФ в 2017 г.) и импорт дистиллятов, которых пока – ноль. В России существуют гигантские потребности в виноматериалах и дистиллятах. Молдавские вина известны в России, но сегодня в структуре импорта в РФ огромный объем занимают испанские и итальянские дешевые вина, т.е. в тех 40% импорта дешевая продукция составляет не менее половины. Поэтому цена продукции при ввозе в РФ имеет очень большое значение».

Российские производители хотели бы занять весь местный рынок, однако, как отметил президент Союза виноделов и виноградарей, они отдают себе отчет в том, что для роста общего объема потребления винодельческой продукции в России необходимы значительные маркетинговые усилия. Поэтому, когда на рынок приходит производитель из другой страны и начинает работать над увеличением продаж своего вина, тем самым он способствует переходу от потребления крепких напитков к винам – это то, к чему стремятся российские виноделы.

И приход молдавских вин с их продвижением мы рассматриваем не только как возможность увеличения объема, но и надеемся, что это тоже подтолкнет целый ряд людей к потреблению вина и увеличению объема потребления вина в стране в целом», – полагает Леонид Попович.

Инвесторам интересна наша отрасль?

Для многих молдавских виноделов важно знать, насколько российским предпринимателям интересно инвестировать в нашу отрасль. Как отметил председатель правления «Черноморского форума виноделия» Виталий Меркушев, сделанные ранее инвестиции есть, и они сохраняются, т.к. эти компании не проданы. Порядка 35% молдавского вина производилось на предприятиях, которые принадлежали гражданам РФ. В настоящее время, после введения пошлин, ситуация другая, но все еще может вернуться.

Как улучшить ситуацию? Если не будет большого роста экспорта молдавских вин в Россию, то российский капитал не пойдет в молдавское виноделие, – уверен спикер. – И, если не будет политической стабильности, никто не будет инвестировать в отрасль. Чтобы вкладывать средства в виноделие, надо понимать, что с ним произошло. По нашим данным, Россия остается главным экономическим партнером в молдавском виноделии. И в этом году прогнозируется на 10% рост продаж бутылированных вин и на 20% снижение реализации виноматериалов. Нужно стремиться больше продавать вин в бутылках, и наш форум помогает это делать. Проблемы с разрешениями на ввоз вин нет, по крайней мере, у крупных компаний. Кто хотел, тот получил. Но пошлина есть и будет, потому что нам нужны гарантии того, что дешевый балк из Испании и других стран не пойдет в Россию через вас. Таких гарантий никто не дает.

Есть опасения в том, что так же будет ввозится через Молдову очень дешевый испанский и другой спирт. Если мы договоримся, как этого не допустить, то можно хотя бы на 50% уменьшить ставку таможенной пошлины, как это было сделано для Туниса, а это – большие деньги. Может быть, возможно и отменить пошлину на импорт молдавских вин, ведь для грузинского вина ведь нет пошлины. При этом дипотношений между Россией и Грузией нет, но грузины очень четко соблюдают, чтобы через них не поступало вино из других стран. В частности, в Грузию запрещен ввоз балка. Поэтому у них нулевая пошлина. В результате, Молдова продает на российском рынке 7,5 млн бутылок вина, а Грузия в этом году выйдет на 52-53 млн бутылок. Грузинское национальное маркетинговое агентство вкладывается в мероприятия в России, а ваше бюро за все годы не потратило ни одной копейки. В России ежегодно проводится около 40 итальянских выставок, итальянским винам посвящено 14 сайтов на русском языке. Сам посол Италии в фартуке сомелье три дня разливает вина».

Низы хотят, а вехи – нет

На самом деле все не так радужно. Не все, кто хотел получить разрешение «Роспотребнадзора», его получили. Но самое главное – интерес к рынку объясняется возможностями на нем заработать. Виталий Меркушев озвучил такие данные: средняя цена бутылированных молдавских вин при экспорте в ЕС составляет $1,3, в Китай – $1,85, а в РФ – $1,18. Этим все сказано. Тем не менее многие компании хотят вернуться к российским потребителям, но без маркетинговой поддержки НБВиВ практически невозможно продавать вина класса «премиум». Не говоря уже о том, что после 2006 г. молдавская сторона не сделала никаких усилий, чтобы в России публично опровергнуть обвинения в производстве некачественных вин и более того – создать имидж вин из Молдовы как продукции высокого качества.

Председатель правления «Черноморского форума виноделия» обратил внимание на то, что Молдова участвует в ProWein огромным стендом, но 90% вин, ввозимых из РМ в ЕС, – дешевые полусладкие. Сегодня в России больше продается сухих молдавских вин, чем в ЕС.

По нашим данным, 25% молдавских вин на российском рынке – сухие, – продолжает Меркушев. – В России много своих полусладких вин, поэтому таких нам не надо. По-моему, очень легко прорваться вашим сухим винам, конечно, не премиального класса, но и не шмурдяку. Необходима работа над имиджем с новым поколением, которое не знает, что такое шмурдяк. Это слово потихоньку уходит. Когда в 2006 г. было объявлено эмбарго на молдавские и грузинские вина, ругали Грузию, но не грузинское вино, а у вас наоборот – Молдову никто не ругал, ругали молдавское вино. Этот негативный имидж постепенно уходит. Однако, чтобы его быстро убрать, необходимы вложения. НБВиВ тратит 65% фонда на поддержку экспорта, но за пять лет ни копейки не потратил на продвижении вин в России. ЕС тратит на виноделие 1 млрд 200 млн евро, из них 40% идет на поддержку экспорта, т.е. помощь государства необходима.

Привозите хорошие сухие вина, но они должны быть дешевле западноевропейских, т.к. средняя зарплата в молдавском виноделии 250-300 евро, а во французском – 2 тыс. евро. И нужна стабильность качества. Мы плотно работаем с сетями, которые жалуются на отсутствие стабильности качества молдавских вин: привозят две машины вина одного уровня качества, а в третьей – чуть хуже. Это – проблема Молдовы и Болгарии, грузины с этим как-то справляются, у них нет резких скачков. Если не будет стабильности, не будет и доверия, а мы видим, что в целом качество молдавского вина растет, и мы считаем, что оно совершенно незаслуженно занимает малый процент на нашем рынке. Удивительно, что страны, с которыми у нас более сложные отношения, ездят к нам толпами, а из НБВиВ никто к нам не приезжает. Если бюро не будет с нами работать, то мы будем работать напрямую с производителями».

«Абрау Дюрсо» рассматривает возможность

По мнению уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, инвестиции в Молдавию для экспорта вин в Россию – сложная тема. Пока легче покупать балк у молдавских производителей и производить вино в РФ. А в дальнейшем, во-первых, надо брендами заниматься, т.к. молдавские бренды малоизвестны. Работа с потребителями – очень сложный процесс.

С другой стороны, есть интерес в инвестициях для экспорта в Европу, – говорит Борис Титов, который также является владельцем «Абрау Дюрсо». – Но в этом могут быть заинтересованы только крупные предприятия, производя продукцию для специальных рынков. Например, «Абрау Дюрсо» интересует производство игристых вин по методу «шарма» под собственным брендом в среднем ценовом сегменте, даже близко к нижнему сегменту, молодежного продукта, который у нас хорошо развивается (рост 25% в этом году). Мы заинтересованы его продвигать по всему миру, хотим стать международным брендом, чтобы нас узнавали и в других странах. Поэтому рассматриваем возможность инвестирования в Азии для поставок на азиатские рынки и в Румынии, Болгарии или Молдове – для экспорта в Европу. Но ваша страна намного ближе, понятнее, у нее огромный потенциал роста. В Болгарии большая проблема найти базовое вино, поэтому на первом месте рассматриваем Молдову. Сегодня при отсутствии пошлины на молдавские вина при их ввозе в Евросоюз и достаточно дешевом виноматериале здесь можно производить некие специальные вина, для которых может быть найден рынок в Европе. Это – экономически целесообразно».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector